irenegro (irenegro) wrote,
irenegro
irenegro

Ревекка Фрумкина: мемуары + советы

"В современном обществе темп и масштаб перемен в образе жизни ускоряется до такой степени, что практический опыт может оказаться бесполезным уже для следующего поколения, не говоря уже об опыте бабушек и дедушек".
Ревекка Фрумкина




Ревекка Фрумкина - "О нас наискосок"


"Единственным несомненным атрибутом «настоящей» жизни для мамы была безупречная чистота и порядок. Все это достигалось дорогой ценой. Во-первых, потому что мама много и тяжело работала — уходя не позже половины девятого, она возвращалась не ранее семи, а потом еще весь вечер ей звонили по делам. Во-вторых, как и все обычные москвичи, мы жили в коммунальной квартире. У нас были две хорошие комнаты на Тверской, но восьмиметровую кухню без окна мы делили еще с двумя семьями. Конечно, у нас не было горячей воды, хотя и была ванная комната с неработающей газовой колонкой. В свое время была и буржуйка, и жизнь в подвальном общежитии в эвакуации. Это ничего по существу не меняло. 


Стирка и уборка в этих условиях требовали героических усилий. Мама была на них готова, но неотменимость этих усилий предполагала смирение. Вот это качество в мамином характере начисто отсутствовало. Я не припомню, чтобы она хоть по какому-либо поводу произнесла фразу типа «Ничего не поделаешь» или же «В конце концов, можно обойтись и без этого». Еще на восьмом десятке мама продолжала работать и, проклиная советские прачечные и советскую власть, которая «даже это сделать не может», вечерами гладила наволочки заново".


Родившейся в 1931 году, Ревекке Фрумкиной, которую обычно называли Ритой, очень много приходилось воевать. Воевать с хронической болезнью, чиновниками, обстоятельствами. И приятно, что рядом были мужчины, которые искренне за нее переживали. И муж Юра, который ее проблемы решал, как свои собственные, избавляя супругу от хлопот, и, например, Александр Полторацкий ("Саша"), который создавал для нее «материю жизни, неизменно многоцветную» и «плотную среду, которая меня облекала и тем поддерживала». Вот, о добрых людях, своем детстве и о своей жизни в науке и написала "наискосок" Ревекка фрумкина.

В мемуарах почти нет бытовых подробностей, но это полностью компенсируется другой книгой Ревекки Марковны - «Мне некогда, или Осторожные советы молодой женщине».

«В ожидании лекций, точнее – гонораров за них, в Стокгольме мне предстояло существовать на мизерную сумму, которую Ханс мне выдал из собственного кармана. Хозяйка квартиры, где меня поселили, не говорила по-английски, а я – по-шведски, но я все же поняла, что она – профессиональная повариха на пенсии. После этого меня уже не удивило, что ее холодильник был пуст, если не считать оливкового масла и полузасохшего варенья: повара обычно едят мало, а себе так и вообще не склонны готовить.

Итак, я вставала в 7.30 утра и выходила из дому, когда всходило солнце. Возвращалась я не раньше 9 вечера – Ханс подвозил меня по дороге домой (он жил далеко за городом). Работы было невпроворот. В «офисе» я преимущественно сидела одна в комнате со старинной мебелью, с видом на залив и книгами в стеллажах по всем стенам вплоть до четырехметровой высоты потолка. (Подобные комнаты мы привыкли видеть в «костюмных» фильмах, где хозяйка дома, встретив гостя, говорит дворецкому: «Уилкинс, проводите сэра Генри в библиотеку ».) Изысканность обстановки ощущалась особенно остро при угрожающе пустеющем кошельке.

К счастью, к моим услугам была кофеварка: за кофе платила «фирма». О всем прочем я должна была позаботиться сама. Замечу, что к тому моменту я уже много лет существовала на довольно строгой диете – никаких копченостей, а также жирной ветчины, пирожных с кремом, молока, бульона и т. д. Изрядно поразмыслив, я составила список продуктов, потребление которых должно было удержать меня «в форме» в предложенных жизнью обстоятельствах. Не затем же я мечтала попасть в Стокгольм, чтобы страдать от недоедания!

Вот что у меня получилось: я покупала ржаной хлеб, апельсиновый джем (я не употребляю сахар), дешевый печеночный паштет без специй, самый дешевый твердый сыр и свежий красный перец (он стоил очень дорого, но снабжал меня максимумом витамина С). К вечеру я уставала настолько, что перед сном могла только немного посмотреть телевизор. Если удавалось выкроить свободный час-другой, я бегала по городу. Так прошло две недели. Но я не ослабела и даже не похудела!»

Tags: books, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments